Селфхарм (selfharm, самоповреждения) – очень обширное понятие. В этой статье мы рассмотрим лишь одно явление, получившее весьма широкое распространение.

Сегодня среди подростков словом селфхарм принято называть практику нанесения на кожу поверхностных, не угрожающих жизни, порезов острым предметом (ножом или лезвием). Чаще порезы наносят на запястья и бедра. Чаще это делают девушки, чем молодые люди, но, разумеется, существуют вариации.

Интересно, что само слово селфхарм — вполне обыденный термин в подростковой среде. Большинство людей 14-17 лет поймет вопрос «Ты режешься?» именно в контексте практики порезов кожи. Инстаграмм переполнен фотографиями с соответствующим хештегом, а группы в социальных сетях изобилуют мрачными подростковыми стихами, например:

2016 хочет, чтобы я страдала.
2016 хочет, чтобы порезов было больше.
2016 хочет, чтобы я медленно умирала.
2016 хочет меня уничтожить. (Анонимно)

Явление, которое еще десять лет назад встречалось только в учебниках по психиатрии и крайне узких молодежных субкультурах, сегодня стало «препаратом выбора» при трудностях, с которыми сталкивается современный подросток. Вероятно, имеет смысл попытаться понять, для чего именно может быть использован селфхарм, какие вопросы можно разрешить, нанося на свою кожу множественные тонкие порезы.

Я буду исходить из того, что селфхарм состоит из нескольких элементов, каждый из которых имеет собственную «терапевтическую» ценность:

  1. Боль.
  2. Повреждение кожи.
  3. Остающийся после заживления шрам.

Боль

Физическая боль непосредственно связана с контролем. Тело находится в распоряжении того, кто может причинять ему боль. В этом контексте смысл самоповреждений – восстановление контроля над собственным телом. «Если другой делает мне больно – значит, я принадлежу другому; если я делаю себе больно – значит, я принадлежу себе».

Таким образом, причинение себе боли – это способ обрести собственное тело, принадлежность которого была поставлена под вопрос в силу каких-либо обстоятельств. Жестокое обращение с ребенком, невыносимые способы обращения с его физическим телом часто вызывают реакцию в виде диссоциации, по мере взросления выход из этого состояния отчужденности от собственного Я возможен путем причинения себе боли.

Совладание с аффектом или обращение агрессии на себя.
Взросление в травмирующей, опасной среде учит ребенка полагаться только на себя. В семьях, где существует насилие, ребенок рано понимает, что нельзя рассчитывать на поддержку и помощь других людей, и он начинает думать, что не заслуживает помощи.

Злость, печаль, страх в совокупности с чувством вины могут найти выход лишь одним способом – путем обращения на себя самого, поскольку адресовать их другим кажется еще более разрушительным. Причинение себе боли приводит к кратковременному облегчению внутренних страданий – внутренние мучения находят выход буквально, «прочь из тела» с каплями крови. Это способ справиться с ненавистью к тому, кого ненавидеть невозможно или опасно.

Последние два-три года нахожусь в подавленном состоянии, и оно прогрессирует. Если раньше мне было «просто» все время плохо, то сейчас — сильные истерики, агрессия, с которой невозможно совладать, или страшная физическая усталость. Постоянные мысли о суициде, селф-харм, который раньше казался позерством (ха). А сейчас я понимаю, что он происходит из дичайшей ненависти к самой себе, когда хочется наказать себя просто за то, что существуешь. (Анонимно).

Повреждение кожи

Порез оставляет метку, знак. Знак другим, в котором существует собственная эстетика и смысл. Порезы – это то, что прячут от одних людей и демонстрируют лишь определенной группе, тем, кому можно доверять. Таким образом, это служит меткой идентификации свой/чужой, способом установить новые социальные связи, найти похожих на себя людей.

Кроме того, порез — это заявление своей способности переносить непереносимое. В нашей культуре, где доминируют представления о том, что боль могут выносить лишь «настоящие мужчины» для биологической девушки рана, порез на коже —  это способ выразить свое несогласие с культурными ожиданиями, которые к ней предъявляются. Для биологического юноши, в такой перспективе, раны – это инициация, способ утверждения собственной мужественности.

Шрам

Не только насилие в семье может стать причиной самоповреждений. Безграничная материнская любовь, когда ребенок – это предмет обожания, также может служить источником напряжения. Попытки сделать из юного субъекта «идеал», бесконечно предъявляемые требования, которым невозможно соответствовать в силу их постоянного ускользания – это то, что иногда оборачивается катастрофой для подростка.

Воображаемый Идеал Я, целостный, недостижимый и столь желанный в детстве (когда лишь став идеалом можно получить родительскую любовь) постепенно навлекает на себя жестокую ненависть. Ощущение собственной неидеальности требует реального доказательства, требуется телесное подтверждение того, что Я – не совершенен.

Шрамы или другие телесные модификации, ассоциирующиеся у большинства с непонятными «уродствами» — это способ выйти из поля желания матери, отделаться от ненавидимого идеального образа. Этот способ сопровождается мучительными переживаниями вины и ненависти.

Я ненавижу себя. Жгуче, просто невыносимо. Я не могу стерпеть своих ошибок и начинаю гнобить себя за них. Во всем виновата я. Во всех злоключениях, что когда-либо происходили, виновата я. Из-за этого я очень хочу умереть. Также я «наказываю» себя избиениями и порезами. Это ужасно. Меня словно поглощает тьма. (Анонимно). 

Можно заключить, что вокруг селфхарма существует множество мифов (от «это лишь попытки привлечь внимание» до «это неудавшиеся самоубийства»), но правда в том, что эту практику невозможно трактовать единым для всех образом. Нанесение порезов – это ответ, а вопрос у каждого подростка свой собственный. И только поняв этот совершенно уникальный вопрос можно продвинуться на пути поиска более удовлетворительного ответа.